Федеральная целевая программа «Обеспечение ядерной
и радиационной безопасности на 2016 - 2020 годы и на период до 2030 года»

Подробнее о программе

Александр Абрамов: «ФЦП ЯРБ-1 выполнена на 109,7%»


14.09.2016

В 2015 году завершилась федеральная целевая программа «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года» (ФЦП ЯРБ-1). Программа решила ряд стратегических задач в сфере обеспечения ядерной, радиационной и экологической безопасности Российской Федерации. О содержании и итогах ФЦП ЯРБ-1 рассказывает заместитель директора по государственной политике в области радиоактивных отходов (РАО), отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) и вывода из эксплуатации ядерно и радиационно опасных объектов (ВЭ ЯРОО) Госкорпорации «Росатом» Александр Абрамов.

– Александр Анатольевич, расскажите о причинах создания ФЦП ЯРБ-1?

– В 2007 году в результате реализации ядерных программ прошлого периода сложившуюся ситуацию в области ядерного наследия можно было охарактеризовать как критическую.

Многие виды отработавшего ядерного топлива никогда не вывозились с площадок организаций. Это Ленинградская, Курская, Смоленская и Билибинская АЭС, крупные ядерные центры в Москве, Обнинске и Димитровграде. Показатели заполнения хранилищ отработавшего ядерного топлива на атомных электростанциях были близки к критическим.

Ситуация с объемами накопленных радиоактивных отходов и темпами их нарастания была просто удручающей. Три четверти радиоактивных отходов находилось в открытых водоемах – хранилищах не изолированных от окружающей среды.

Опыт вывода из эксплуатации крупных объектов практически отсутствовал, а таких остановленных объектов было более 100.

Нуждались в развитии системы обеспечения безопасности населения, прежде всего системы радиационного мониторинга, аварийного реагирования и медико-санитарного обеспечения.

Основные угрозы были связаны с деградацией защитных барьеров и рисками аварий с радиационными последствиями, включая облучение персонала и населения, загрязнение окружающей среды в густонаселенных районах, в том числе в Москве, Санкт-Петербурге, Свердловской и Челябинской областях. Такая ситуация являлась неприемлемой и угрожала интересам национальной безопасности страны.

– Каковы были основные задачи федеральной целевой программы?

– Нашей главной задачей в решении проблемы наследия на первом этапе стало принятие, в буквальном смысле слова, неотложных противоаварийных мер, которые позволили бы минимизировать угрозу возникновения чрезвычайных ситуаций.

Поэтому мы для себя сформулировали четыре основных задачи:

  • снять риск масштабных аварий на ядерно и радиационно опасных объектах наследия;
  • привести объекты наследия в стабильное контролируемое состояние;
  • сформировать законодательную базу в области ОЯТ, РАО и ВЭ ЯРОО;
  • создать механизм накопления средств для гарантированного обеспечения захоронения РАО.

Считаю, что все задачи реализованы успешно. Несмотря на сокращение бюджетного финансирования – это 8,6 млрд рублей или 6% от общего объема – общий показатель выполнения программы составил 109,7%.

–Какие проект, реализованные в рамках ФЦП ЯРБ-1, можно назвать ключевыми?

– Многие, если не почти все проекты, делались впервые.

Построено централизованное «сухое» хранилище на Горно-химическом комбинате, которое способно вместить всё ОЯТ реакторов РБМК вплоть до конца сроков эксплуатации реакторов данного типа. Для загрузки этого хранилища на Ленинградской и Курской станциях введены в эксплуатацию комплексы по разделке и загрузке в контейнеры ОТВС РБМК. Разделанные ОТВС железнодорожным транспортом отправляются на ГХК. Это позволило снизить уровень заполненности хранилищ с 96% до 49%. Реконструкция мокрого хранилища ХОТ-2 позволила продолжить вывоз ОЯТ реакторов ВВЭР-1000. Риски останова АЭС были сняты.

Существенно снижены радиационные риски в крупных ядерных центрах. Проведенные работы по вывозу и переработке ОЯТ из Димитровграда и Обнинска позволили вполовину разгрузить хранилища институтов.

Разработаны и внедрены технологии обращения с некондиционным или, иначе, дефектным ОЯТ. На ПО «Маяк» создана технология и подготовлена инфраструктура для переработки таких ОТВС реакторов РБМК. Уже осуществлен пилотный проект по вывозу такого топлива с Ленинградской АЭС.

Наконец, важнейший проект в области обращения с ОЯТ и использования продуктов его переработки для создания замкнутого топливного цикла – это строительство на ГХК опытно-демонстрационного центра (ОДЦ). По сути, это радиохимический завод третьего поколения, где использована абсолютно инновационная технология, позволяющая перерабатывать ОЯТ без образования жидких РАО, что исключает риски их попадания в окружающую среду. В этом году будет завершено строительство пускового комплекса ОДЦ – комплекса исследовательских камер с возможностью переработки 5 тонн ОЯТ в год. Планируемая мощность завода – переработка 255 тонн ОЯТ ежегодно.

– Какие экологические проблемы были преодолены?

– Важнейший экологический итог программы – ликвидация открытой акватории самого опасного водоема-хранилища РАО, озера Карачай в Челябинской области, в который с 1951 года производились сбросы жидких среднеактивных отходов. До начала закрытия озера его площадь составляла примерно 36 гектар (50 футбольных полей), а суммарная активность накопленных РАО превышала 120 млн Ки (эквивалентно 6-ти Чернобылям).

Открытая акватория водоема создавала угрозу аэрозольного уноса радиоактивности и загрязнения прилегающих территорий. Как пример радиационного инцидента, ветровой разнос активности в 1967 году при оголении береговой кромки из-за засухи привел к загрязнению около 2 тыс. кв. км прилегающих территорий. Работы по закрытию акватории водоема завершены в ноябре 2015 года.

– Помимо озера Карачай, в Челябинской области радиационному загрязнению подвергся и каскад водоемов реки Теча. Были ли проекты программы по этому направлению?

– Знаковым результатом программы стало решение проблем и Теченского каскада водоемов в Челябинской области. При возможном прорыве плотины в зону затопления попадали бы 6 населенных пунктов (62 тыс. человек) и 30 тыс. га территории.

Для повышения устойчивости плотины в теле плотины по всей длине (около 2 км) на глубину до 10 м сооружен гидравлический замок из слабоводопроницаемых грунтов (стена в грунте), в центральной части плотины дополнительно забиты металлические шпунты на глубину от 10 до 13,5 м.

Для мониторинга за состоянием плотины были созданы дополнительно 33 наблюдательные скважины различной глубины. В настоящее время по мнению экспертов устойчивость плотины к любым внешним и внутренним воздействиям не вызывает сомнений.

Выполнены работы по созданию порогов-регуляторов, эксплуатация которых позволит практически исключить попадание загрязненной радионуклидами воды в открытую гидрографическую сеть.

Ликвидация Карачая и работы на Теченском каскаде позволяют говорить о существенном снижении радиационных рисков в Челябинской области.

– Расскажите, пожалуйста, о проектах в сфере вывода из эксплуатации ядерных объектов.

– Один из крупных проектов в рамках ФЦП – создание технологии по выводу из эксплуатации промышленных уран-графитовых реакторов. К 2010 году в России было остановлено 13 таких реакторов, служивших наработчиками оружейного плутония. Проблема приведения их в безопасное состояние стояла достаточно остро, т.к. использовавшаяся в реакторах графитовая кладка имеет высокую степень активности. Создана технология, по которой на месте реактора и его графитовой кладки сооружается пункт консервации особых РАО, надежно изолированный от окружающей среды при помощи барьерных материалов. По нашим оценкам, мы добились максимально высокого уровня локализации радионуклидов, который обеспечивает безопасность не менее чем на 1000 лет.

В ходе реализации программы ликвидированы объекты, которые создавали опасность для населения и окружающей среды в г. Москве (Дорогомиловский, Мещанский районы и т.д.). 75% помещений корпусов ВНИИНМ и «Курчатовского института» были загрязнены долгоживущими радионуклидами. Уровень загрязнения превышал норму в 150 000 раз. Корпус находился на расстоянии ~ 200 м. от жилых зданий. Объекты полностью демонтированы.

– Каковы результаты программы в сфере утилизации наследия атомного флота?

– В области решения проблемы наследия важное место занимает утилизация судов технологического обслуживания, прежде всего, плавтехбаз «Лепсе» и «Володарский». Оба судна были построены еще до войны: «Володарский» в 1928 году, «Лепсе» – в 1936 году. С 1991 году суда использовались для хранения РАО и загрязненного технологического оборудования, это более 1 200 куб. м ТРО. Дальнейшее использование их как хранилищ для ОЯТ и РАО было, конечно, недопустимо. Теперь проблема, долгое время беспокоившая жителей Мурманской области, снята с повестки дня.

В 2014 году была завершена утилизация плавтехбазы «Володарский», и тогда же поднята на стапель плавтехбаза «Лепсе». Ее утилизация закончится к 2018 году. Теперь мы можем сказать со всей определенностью: мы освоили работы по утилизации судов АТО и подлодок, т.е. приобрели новую компетенцию, которой раньше у Росатома не было.

– Расскажите, пожалуйста, о других важных направлениях деятельности ФЦП ЯРБ-1.

– В 2015 году завершена программы вывода из эксплуатации радиоизотопных термоэлектрических генераторов (РИТЭГов). Выведено из эксплуатации 995 РИТЭГов, в том числе, 4 из них – из Антарктиды. В эксплуатации остаются всего 12 РИТЭГов. Уже утилизировано 864 РИТЭГа Оставшиеся не утилизированными 128 РИТЭГов безопасно хранятся на предприятиях Госкорпорации.

Большое значение имеют и результаты по совершенствованию отраслевой автоматизированной системы контроля радиационной обстановки (ОАСКРО) как основного средствва информирования общественности о радиационной обстановке в районах расположения наших предприятий. Сейчас система включает в себя 32 территориальных и ведомственных АСКРО и 502 датчика. Территории расположения ядерных радиационно-опасных объектов охвачены системой АСКРО на 100%.

Ведомственная система ОСЧС Росатома и территориальные программно-технические комплексы по оценке последствий аварийных ситуаций позволили Госкорпорации «Росатом» совместно с МЧС России и другими органами власти оперативно и адекватно отреагировать на аварию на АЭС «Фукусима-1», своевременно оценить и качественно спрогнозировать возможные последствия и не допустить неоправданных действий и паники на Дальнем Востоке.

– Расскажите, пожалуйста, об экономической эффективности ФЦП ЯРБ-1.

– Реализация программы сопровождалась повышением эффективности расходования бюджетных средств. Для повышения эффективности применялись следующие методы:

  • формирование конкурентной среды и рынка услуг;
  • разработка типовых проектов и решений;
  • внедрение новых технологий;
  • создание центров компетенций.

За счет разработки новых технологий вывода из эксплуатации ядерно и радиационно опасных объектов и обращения с образующимися при этом радиоактивными отходами удалось снизить удельную стоимость вывода из эксплуатации 1 тонны конструкций с 1,04 млн рублей в 2011 году до 413 тыс. рублей в 2013 году.

Аналогичная ситуация сложилась при выполнении работ по реабилитации загрязненных территорий. Стоимость реабилитации 1 кв. метра в 2009 году составляла 7972 рублей, в 2015 году составила 2000 рублей.

Оптимальная логистика и технические решения снизили удельную стоимость вывоза одной ОТВС на централизованное хранение в 3,2 раза с 723 тыс. руб. в 2013 году до 227 тыс. руб. в 2015году и увеличить объем вывоза ОТВС на централизованное хранение.

Сэкономленные средства были направлены на реализацию приоритетных мероприятий ФЦП ЯРБ-1, это позволило выполнить дополнительный объем работ и в результате перевыполнить запланированные в программе показатели.

– Каковы, по вашему мнению, главные результаты реализации федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности»?

– Считаю, что, выполняя ФЦП ЯРБ-1, мы смогли добиться во-первых, снятия угрозы радиационных рисков в наиболее болезненных точках, доставшихся нам от атомного проекта – озеро Карачай, Теченский каскад, обращение с ОЯТ и РАО. А во-вторых, мы смогли уйти от тенденции накопления проблем.

В целом, степень достижения основной цели ФЦП ЯРБ-1 достигла уровня 109,7%. Обеспечено выполнение запланированных целевых индикаторов и показателей в полном объеме, а по отдельным показателям и их перевыполнение.

Наверх
Обратная связь