Федеральная целевая программа «Обеспечение ядерной
и радиационной безопасности на 2016 – 2020 годы и на период до 2030 года»

Подробнее о программе

Чтобы заслужить доверие, нужно идти к людям навстречу – Александр Никитин


04.05.2018

Член Общественного совета «Росатома», руководитель экологического правового центра «Беллона» Александр Никитин рассказал, как ФЦП «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2016-2020 годы и на период до 2030 года» меняет отношение граждан к ядерным и радиационным вопросам, и что необходимо делать, чтобы повысить доверие к мероприятиям программы.

- Александр Константинович, как член Общественного совета «Росатома», как бы вы оценили участие общественности в реализации мероприятий в рамках ФЦП ЯРБ-2?

- Если коротко, то я бы назвал это участие ситуационно ограниченным. Интерес, а затем и участие наступают у представителей общественности только тогда, когда мероприятия ФЦП ЯРБ-2 каким-то образом касаются их и затрагивают непосредственно то место или район, где они проживают. С одной стороны, это нормально, с другой – хотелось бы, что бы общественность думала и беспокоилась не только о «своем огороде». Когда человек дальше «своего огорода» ничего не видит и ни о чем не думает – тяжело, а иногда просто невозможно решать такие глобальные проблемы, как ликвидация ядерного и радиационного наследия.

- Какова, на ваш взгляд, заинтересованность в программе общественных объединений, органов региональной власти и местного самоуправления, профессиональных ассоциаций и простых граждан?

- В продолжение того, что сказал выше. Когда выясняется, что рядом с нами, в нашем городе или поселении планируют реализовывать какой-то проект, касающийся ядерных или радиационных вопросов, наступает заинтересованность граждан и различных организаций. Причем заинтересованность разная. Обычные люди, которые беспокоятся за себя, свое здоровье, за чистоту окружающей среды, требуют открытости, честности и гарантий безопасности при реализации таких программ. И здесь важно, чтобы исполнители программы понимали этих людей, шли им на встречу и терпеливо все объясняли.

Часто наблюдаем заинтересованность и с другими целями. Например, со стороны представителей различных политических партий, которые используют тему [ядерной безопасности] в своих предвыборных целях. Есть группы «ученых-специалистов», которые действительно обладают общими знаниями в этой области, но по разным причинам (в силу обид, что их не спросили или не пригласили в конкретный проект и т.д.) занимают совершенно деструктивную позицию. Все это, а также позиция «никому не верим», которая часто возникает у местной общественности, создает дополнительные трудности для реализации экологически значимых проектов.

- Можно ли сказать, что на сегодня уровень доверия людей к программе вырос в сравнении с тем временем, когда только запускали ФЦП ЯРБ-1?

- Я бы сказал, что в первую очередь выросла информационная доступность, а, следовательно, и прозрачность реализуемых мероприятий. Конечно, [доступность информации] повысила уровень доверия, но не настолько, чтобы его можно было бы назвать приемлемо высоким. Высокий уровень доверия – это то, что невозможно получить быстро и в полном объеме, если перед этим десятилетиями все, что касается атомной отрасли, скрывали, закрывали, говорили людям неправду или полуправду.

Невозможно рассчитывать на полное доверие людей, которые пострадали сами или пострадали их родные и знакомые. И сегодня многие из них проживают в районах присутствия предприятий, где реализуются мероприятия ФЦП ЯРБ-2. Здесь нет другого варианта, кроме как терпеливо и последовательно возвращать доверие людей, говоря с ними серьезно и честно, образовывая и убеждая их, что программа направлена, в первую очередь, на ликвидацию ядерного и радиационного наследия, а, следовательно, на улучшения экологической и социальной ситуации в регионах, где они проживают.

- Что, по вашему мнению, необходимо сделать, чтобы снять недоверие общественности к программе?

- В первую очередь, необходимо продолжить развивать информационный проект в виде сайта ФЦП ЯРБ. Затем – организовать общественно-экспертные площадки по реализации мероприятий ФЦП ЯРБ-2, которые позволили бы повысить взаимодействие представителей атомной отрасли с заинтересованной общественностью. Под взаимодействием также можно понимать публичные обсуждения, обмен информацией, подготовку предложений и организацию общественного контроля при реализации проектов.

На общественно-экспертные площадки, в свою очередь, можно привлекать тех, кто представляет интересы граждан, членов общественных объединений, профессиональных ассоциаций, научных и образовательных учреждений, представителей власти. Такие площадки логично организовывать только в тех регионах и на то время, где и когда реализуются мероприятия в рамках ФЦП ЯРБ-2. Все эти шаги, думаю, позволили бы повысить популярность программы и улучшить социальное восприятие мероприятий ФЦП ЯРБ-2.

- Какой опыт зарубежных стран можно было бы позаимствовать, чтобы улучшить взаимоотношения между субъектами реализации программы и общественностью?

- Вопрос сложный, но точно одно: мы не можем перенимать опыт других стран без учета отличий, которые существуют между российскими и зарубежными правовыми институтами, – исторического опыта и менталитета людей. Например, можно было бы равняться на те страны, где правительства создают независимые от атомной отрасли экспертные группы или даже целые институты, которые готовят для правительства заключения по проектам атомной отрасли. В ряде стран существуют экологические суды, в которых могут рассматриваться все вопросы, касающиеся потенциального воздействия на окружающую среду. Во многих странах есть процедуры согласования экологически опасных проектов с местными и муниципальными властями, а также процедура наложения вето на проект. Но, повторяю, слепо копировать все, что есть в других странах, невозможно. Здесь необходима длительная, кропотливая и разумная поступательная работа не только специалистов-атомщиков, но и законодателей, общественных представителей и ученых различной направленности.

Наверх
Обратная связь