Федеральная целевая программа «Обеспечение ядерной
и радиационной безопасности на 2016 - 2020 годы и на период до 2030 года»

Подробнее о программе

Вячеслав Александров: Исследования гарантируют сотни лет безопасного использования ПЗРО в Новоуральске


05.10.2016

Фото: pravdaurfo.ru

Начальник отделения «Новоуральское» филиала «Северский» Национального оператора по обращению с РАО Вячеслав Александров рассказал, как будет работать первый в России пункт финальной изоляции радиоактивных отходов 3 и 4 классов, построенный в Новоуральске.

– В хранилище будут размещаться отходы только УЭКХ или еще каких-то предприятий?

– Сейчас по нашей лицензии мы можем принимать РАО только от УЭХК. Но мы ведем работу над тем, чтобы нам разрешили размещать отходы и с других предприятий (в первую очередь от концерна «Росэнергоатом»). В Свердловской области есть Белоярская атомная станция, на ней тоже образуются радиоактивные отходы 3-го и 4-го классов, их надо безопасно изолировать от окружающей среды. Есть филиалы ФГУП «РосРАО» в Уральском территориальном округе, которые занимаются временным хранением радиоактивных отходов, но их емкости небезграничны.

– У нас будут размещать РАО 3-го и 4-го классов. Что это конкретно за отходы?

– Это средства индивидуальной защиты, фильтры, различные шлаки и окалины, строительный мусор. РАО, в отличие от отработанного ядерного топлива, с которым зачастую их путают, не подлежат дальнейшему использованию.

– Насколько опасно и дорого захоронить отходы?

– Предприятие-поставщик РАО сначала приводит отходы в приемлемое для захоронения состояние (есть требования к удельной активности, наличию в них химических веществ), затем упаковывает их, привозит к нам и оплачивает захоронение. Тарифы устанавливаются приказами Минприроды на пять лет. В 2016 году захоронение РАО 3-го класса стоит примерно 132,7 тысячи рублей, а 4-го класса – 37,5 тысячи рублей за кубометр. Этот фактор стимулирует предприятия ежегодно снижать образование РАО.

Финальная изоляция не предполагает извлечения отходов – исследования гарантируют сотни лет безопасного использования пункта. Его системы инженерных барьеров созданы по принципу матрешки: РАО сначала помещаются в один контейнер, потом – в другой, затем они ставятся в хранилище с толстыми бетонными стенками, пересыпаются буферным материалом. Со дна, боковых стенок и сверху хранилище защищает глиняный замок.

– Есть приповерхностные пункты захоронения, есть глубинные – почему у нас выбран именно такой тип пункта?

– При разработке технических решений проектная организация основывалась на отечественном и мировом опыте обращения и захоронения РАО. Во Франции приповерхностный пункт уже заполнен и успешно законсервирован. В целом требования безопасности к приповерхностным (до 100 метров глубиной) и глубинным пунктам едины, но с эксплуатационной точки зрения первый пункт обходится дешевле.

– Во сколько обошлось строительство пункта? И как долго он будет заполняться?

– Первая очередь обошлась примерно в 500 миллионов рублей. Цена всего проекта, включающего три очереди, оценивается в 900 миллионов рублей. Существующее хранилище, или карта, рассчитано на 10 тысяч квадратных кубометров. Общая вместимость второй и третьей очередей примерно такая же. Проектом был предусмотрен 20-летний срок эксплуатации всего пункта. Ориентировочные даты строительства следующих очередей – 2018 и 2019 годы.

– Почему было нельзя построить его дальше от города, где-нибудь на Новой земле?

–Данный пункт в свое время проектировал УЭХК для своих нужд. Но потом он перешел к Национальному оператору, чтобы отделить финальное размещение отходов от других видов деятельности и избежать конфликта интересов. Можно было построить на Новой земле, или, условно говоря, – на Луне. Но одним из критериев размещения пунктов захоронения РАО является максимальная приближенность к местам накопления и образования отходов. Это минимизирует риск аварийной ситуации при транспортировке и снижает затраты на эксплуатацию пункта.

– Как вы поймете, что пункт действительно безопасен?

– У нас есть системы экологического мониторинга, мониторинга состояния инженерных барьеров. Они включают контроль проб атмосферного воздуха, почвы, растительности, снега, мощности дозы гамма-излучения на периметре. Например, в схеме есть наблюдательные скважины, из которых мы периодически берем подземную воду для контроля. В течение года еще до начала размещения РАО мы контролировали уровень удельной активности этой воды. Начнем размещать РАО – будем смотреть на динамику показателей.

Источник: Областная газета (oblgazeta.ru), Екатеринбург

Наверх
Обратная связь