Мнение эксперта

Виктор Красильников: «ПИЛ будет построена на основании проводимых десятилетиями исследований»

Об этапах развития проекта создания подземной исследовательской лаборатории в Красноярском крае, его завершенных, текущих и будущих работах рассказывает заместитель директора по развитию ЕГС РАО и корпоративным функциям ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами» (НО РАО) Виктор Красильников.

- Расскажите вкратце об основных важных этапах развития проекта создания подземной исследовательской лаборатории, завершенных к настоящему времени. Какие следующие этапы вы планируете пройти в ближайшее время, в том числе с целью получения лицензии на эксплуатацию ПГЗРО?

- Конечно, трудно рассказывать о столь уникальной и комплексной работе, как вы выразились, вкратце, но я попробую. Прежде всего, хотелось бы отметить огромную работу геологов, проделанную на этапах поиска и локализации площадки лаборатории. Этот этап – и самый ранний, и самый длительный. Он был начат около 25 лет назад.
В то время, и я считаю, абсолютно правильно, акцент был сделан на поиске площадок, привязанных к местам переработки и хранения высокоактивных отходов (ВАО). Необходимо отметить, что при относительно малом объеме этого класса радиоактивных отходов (РАО), потенциально они являются самыми экологически опасными в долгосрочной перспективе и требуют безупречной многобарьерной системы безопасности. Естественно, что достичь наивысшего уровня надежности при прочих равных можно в местах, где уже наработан позитивный опыт обращения с ВАО. То есть, вблизи таких комбинатов как ГХК и Маяк.
На Урале перспективных для размещения ВАО мест найдено не было, а вот вблизи Железногорска такая площадка есть. По сути, она была определена еще в середине прошлого века на этапе строительства одного из самых главных оборонных объектов СССР - Горно-химического комбината. Там тоже нужна была абсолютная надежность. Надежность, способная противостоять даже ядерной бомбардировке. Ее, естественно, может дать только подземное расположение объекта в предельно прочном и надежном скальном массиве.

- И в чем же тогда работа геологов?

- По сути, геологам необходимо было определить, найдется ли в Нижне-Канском скальном массиве место для второго подобного объекта. Мест таких было найдено несколько, затем, по различным критериям, главным образом с точки зрения комплексной безопасности, география была сужена до двух участков: Енисейского и Верхне-Итатского. В итоге, был обоснован выбор Енисейского участка, на котором были проведены дополнительные исследования, показавшие, что размещать здесь ВАО потенциально действительно можно.
Этот этап завершился к 2008 году. Дальше последовательно были разработаны, и декларация о намерении размещения объекта захоронения РАО, и обоснование инвестиций в его создание. Само финансирование проектирования пункта глубинного захоронения РАО было заложено в ФЦП ЯРБ-1.

- Почему Вы говорите о пункте захоронения, а не о подземной исследовательской лаборатории?

- Потому что на тот момент была поставлена задача разработать проект создания именно пункта захоронения РАО 1 и 2 классов.

- В таком случае, что поменялось к настоящему моменту?

- Все и кардинально. Приняв в 2011 году Федеральный закон №190 «Об обращении с радиоактивными отходами», Россия «приземлила» на свою правовую почву соответствующую Конвенцию МАГАТЭ со всеми нормами и стандартами этой организации. Конечно, такой нормы как создание подземной исследовательской лаборатории в российском законодательстве нет, но, понимая всю научно-технологическую сложность и ответственность проекта, Госкорпорация «Росатом» с созданием «Национального оператора» избрала более продолжительный, но, как мне кажется, верный европейский путь.
При этом формулировки, касающиеся ПГЗРО в стратегических планах остались. При сведении существующего документального багажа с реальным положением дел и родилось такое понятие как пункт окончательной изоляции радиоактивных отходов 1 и 2 классов в составе подземной исследовательской лаборатории. На размещение и сооружение именно такого объекта и имеет сегодня лицензию ФГУП «НО РАО».
Хотел бы обратить внимание что ФГУП «НО РАО» не имеет лицензии на обращение на этом объекте ни с радиоактивными веществами, ни с радиоактивными отходами. Мы не только не имеем права размещать там РАО, но даже проводить исследования с их использованием. Ученые будут использовать там только имитаторы упаковок с РАО и сходные по своим миграционным свойствам нерадиоактивные вещества.

- Что вам мешает применять радиоактивные?

- Закон и самая строгая ответственность за его нарушение.

- Так все-таки, возвращаясь к началу разговора, какие вехи Вы могли бы выделить особо?

- Итак, коротко… Еще к 2011 году при непосредственном участии ФГУП «ГХК», который в то время занимался проектом, была разработана и утверждена предпроектная документация: «Декларация о намерениях» (2008 г.) и «Обоснование инвестиций».
Получены положительные экспертные заключения ГКЗ Роснедра о пригодности участка для строительства объекта окончательной изоляции РАО (2012, 2016 гг.). Два раза получать такое заключение нам пришлось из-за корректировки подземных параметров объекта. Это важно для обоснования перспективности участка при рассмотрении его как потенциального места размещения РАО. В 2012 году мы получили также положительное заключение общественных слушаний в муниципальном образовании ЗАТО Железногорск по предварительным материалам оценки воздействия на окружающую среду (ПМ ОВОС). Национальный оператор тогда только что образовался, и огромная работа по подготовке к этому мероприятию была проделана, по сути, ГХК.
На основании выполненного обширного объема изысканий и разработанной проектной документации в 2015 году состоялось другое важнейшее событие – получено одобрение на общественных слушаниях «Материалов обоснования лицензии» (МОЛ) на размещение и сооружение подземной исследовательской лаборатории. В том же году мы получили по этим материалам положительное заключение Государственной экологической экспертизы на МОЛ, а также лицензию на пользование недрами участка «Енисейский» пока в исследовательских целях.
В 2016 году проектная документация была утверждена ФАУ «Главгосэкспертиза» и получена лицензия Ростехнадзора на размещение и сооружение подземной исследовательской лаборатории.

- На какой стадии находится проект сейчас?

- Мы подвели итоги конкурса на сооружение линейных энергетических объектов. Победителем стала компания «Элерон». В ближайшее время она начнет работы на трассе.
Далее мы определим подрядчика первого этапа строительно-монтажных работ по созданию наземного комплекса сооружений. К этому масштабному этапу стройки мы приступим в первой половине следующего года.

- Большая ли еще предстоит работа до принятия решения о возможности размещения РАО в Нижне-Канском массиве?

- Огромная! Я опишу лишь основные ее этапы. Вот смотрите…
Во-первых, нам предстоит построить к 2025 году лабораторию, которая позволит развернуть реализацию Стратегического мастер-плана исследований, предусматривающего поэтапное выполнение исследований по 150 направлениям.
Далее, на основании выполненных изысканий и исследований, необходимо будет разработать технический проект, подкрепленный результатами инженерных изысканий, исследований в лаборатории и обоснованием долговременной безопасности захоронения РАО. В случае подтверждения достаточности представленных результатов и обоснований безопасности, может быть получено «Заключение ГКЗ Роснедра» о возможности начала эксплуатации. Это, по нашим оценкам должно произойти в районе 2030 года. Далее, мы обязаны будем разработать и утвердить проект по захоронению РАО в глубоких горизонтах, в котором обосновать, что система инженерных барьеров и сам горный массив гарантированно обеспечат безопасность РАО, по крайней мере, на сотни тысяч лет. На основании проекта необходимо будет разработать «Материалы обоснования лицензии» (МОЛ) на эксплуатацию ПГЗРО. По данному документу провести общественные обсуждения и общественные слушания.
На основании проведенных слушаний в соответствии с существующим порядком получается заключение Государственной экологической экспертизы (ГЭЭ) материалов обоснования лицензии, оформляется санитарно-защитная зона (СЗЗ) ПГЗРО, получается «Санитарно-эпидемиологическое заключение» на построенный объект, разрабатывается «Отчет по обоснованию безопасности» (ООБ).
Суть процесса – получить в итоге лицензию Ростехнадзора на эксплуатацию ПГЗРО. Без этого документа никакое захоронение РАО невозможно в принципе.

- Появилась информация, что национальный оператор принял решение о строительстве в рамках проекта наземного демонстрационно-исследовательского центра, для каких целей он создаётся?

- На уровне решения этого нет. В настоящее время мы прорабатываем такую возможность. Опыт создания таких центров имеют другие страны. Там они используются, прежде всего, с целью выполнения исследований для обеспечения безопасного обращения с РАО в подземных условиях в дистанционном режиме.
В наземных условиях, конечно же, намного удобнее заниматься, в частности, оптимизацией конструкции инженерных барьеров, исследовать характеристики и технологические особенности изолирующих смесей. Там отрабатываются также действия, связанные с нестандартизированным оборудованием, технологиями обращения с контейнерами.
В дальнейшем, на базе ДИЦ возможно создать автоматизированный тренажер для обучения персонала. Представители общественности и эксперты смогут увидеть и понять, как в дальнейшем будут выполняться операции обращения с РАО.

- Расскажите, пожалуйста, о различных вариантах создания ПГЗРО, зависящих от проводимых вами сейчас исследованиях в ПИЛ.

- Исследования в лаборатории еще не начались, они стартуют с началом строительства подземных сооружений. Основных вариантов несколько, но возможны и комбинированные.
Первый вариант: Национальный оператор доказывает долговременную безопасность и на основании существующего проекта создает пункт глубинной изоляции РАО 1 и 2 классов.
Второй: Национальный оператор на основании проведенных исследований корректирует проектные решения, усиливает систему инженерных барьеров, доказывает долговременную безопасность объекта с использованием новых проектных решений и создает пункт глубинной изоляции РАО 1 и 2 классов.
Третий вариант: Национальный оператор не смог обосновать долговременную безопасность размещения именно РАО 1 и 2 классов в данном месте. Тогда объект станет местом размещения иных, менее экологически опасных классов РАО, а именно РАО 3-го класса, которые по нормативам допускается захоранивать даже в приповерхностных условиях.
Естественно, что в условиях третьего варианта место для финальной изоляции РАО 1 и 2 классов придется искать и обосновывать снова.

- Думаете это оправдано?

- Я думаю, что оправдано строить подземную исследовательскую лабораторию на основании проводимых десятилетиями исследований именно в этом месте и также оправданно соблюдать международные нормы и правила, существующие в отношении таких наукоемких, технологически требовательных и ответственных проектов. А главное – оправданно повышать безопасность. На это и нацелена вся наша деятельность.