Стройка тысячелетия: общественности и федеральным экспертам показали, как идет создание ПИЛ в Железногорске

Представители общественности, администрации ЗАТО г. Железногорск, журналисты и эксперты интернет-портала фцп-ярб2030.рф в рамках очередного технического тура посетили территорию ФГУП «Горно-химический комбинат», чтобы ознакомиться с ходом строительства подземной исследовательской лаборатории в Нижнеканском массиве (НКМ-лаборатории, ПИЛ). Создание ПИЛ и – в перспективе – пункта финальной изоляции радиоактивных отходов (РАО) 1 и 2 классов – один из центральных проектов, реализуемых в рамках федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2016-2020 годы и на период до 2030 года» (ФЦП ЯРБ-2). Представители ФГУП «НО РАО», оператора проекта, показали промышленную площадку и вместе с учеными ответили на вопросы участников технического тура.


Площадка строительства ПИЛ в г. Железногорск.


Участники технического тура.

Пункт глубинного захоронения радиоактивных отходов (ПГЗРО) – пункт глубинного захоронения РАО 1 и 2 классов, размещенный на глубине более 500 м от поверхности земли.

Подземная исследовательская лаборатория (ПИЛ) – первоначальный этап сооружения ПГЗРО, предназначенная для проведения исследований в целях обоснования долговременной безопасности глубинного захоронения РАО 1 и 2 классов.

РАО 1 класса – долгоживущие высокоактивные отходы с высоким тепловыделением (материалы, оборудование, изделия, отвержденные ЖРО).

РАО 2 класса – долгоживущие высокоактивные и среднеактивные отходы с незначительным тепловыделением (материалы, оборудование, изделия, грунт, отвержденные ЖРО).

В 6 км от Железногорска, на участке «Енисейский», выбранного для строительства ПИЛ, 3 октября собрались ученые и эксперты: специалисты Института проблем безопасности развития атомной энергетики Российской академии наук, Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Сибирского федерального университета, Научно-исследовательского института проблем экологии, эксперты интернет-портала фцп-ярб2030.рф, члены Общественного совета Госкорпорации «Росатом», руководство ЗАТО г. Железногорск и представители СМИ.

– Мы с вами стоим на огромном пласте горной породы, которая в разы прочнее гранита – гнейса. Выбранный участок уникален – это цельный массив размером 1,5 на 1,5 км, естественный барьер, который должен обеспечить надежность хранения РАО на сотни лет. В других регионах подобных площадок нет, – отмечает заместитель генерального директора – директор филиала «Железногорский» ФГУП «НО РАО» Николай Трохов.


Заместитель генерального директора – директор филиала «Железногорский» ФГУП «НО РАО» Николай Трохов – о проекте ПИЛ.

Площадку под ПГЗРО в России искали с конца 1980-х годов – место должно было отвечать ряду жестких требований и находиться рядом с объектами переработки и хранения высокоактивных отходов (ВАО). При относительно малом объеме этого класса РАО, потенциально они являются самыми экологически опасными в долгосрочной перспективе. Поэтому преимущественно рассматривали регионы, где уже наработан положительный опыт обращения с ВАО – вблизи комбинатов ФГУП «ГХК» и ФГУП «ПО «Маяк».

На Урале перспективных для размещения ВАО мест найдено не было. В то же время в Нижнеканском массиве было несколько потенциально подходящих участков. Кроме того, эту территорию уже изучали в середине прошлого века на этапе строительства одного из самых главных оборонных объектов СССР – Горно-химического комбината. И надежнее места в стране не нашли. Но только в 2012 году, после комплексных геофизических исследований и инженерно-геологических изысканий, успешного прохождения экспертиз, выбор был сделан – участок «Енисейский» вблизи г. Железногорск.

Сегодня на поверхности Нижнеканского массива в рамках ФЦП ЯРБ-2 развернут целый комплекс работ: практически завершен энергокомплекс мощностью 40 мегаватт, начинается строительство наземных зданий и сооружений – пожарной и горноспасательной частей, административного корпуса, столовой и всех тех объектов, которые понадобятся для создания подземной исследовательской лаборатории. По словам Николая Трохова, который проводит экскурсию, уже в апреле-марте 2020 года на строительную площадку зайдут горняки, а спустя девять месяцев подготовки начнется бурение первого вертикального ствола. Всего на площадке планируется бурение трех вертикальных стволов. Технологический предназначен для спуска радиоактивных отходов, а на этапе стройки – для подъема породы, вспомогательный – для спуска работников объекта в подземную часть, третий ствол – вентиляционный.

Сложно поверить, но еще чуть больше года назад здесь была тайга. Как отметит позднее на круглом столе руководитель Общественной приемной «Росатом» в г. Железногорск Владимир Пилипенко, проделанный ФГУП «НО РАО» за столь небольшое время объем работ впечатляет, и соизмерим с теми стройками, которые велись в СССР.

В ходе осмотра стройплощадки участникам технического тура напоминают, что подземная исследовательская лаборатория является частью большого проекта по созданию пункта глубинного захоронения, или финальной изоляции радиоактивных отходов (ПГЗРО) 1 и 2 классов. РАО 1 класса планируется захоранивать в вертикальных скважинах глубиной 75 метров в толстостенных пеналах с мощным бентонитовым барьером. РАО 2 класса планируется размещать в штабелях контейнеров в горизонтальных подземных выработках.

Одна из важнейших задач ПИЛ – поиск обоснованного подтверждения пригодности массива пород для безопасного глубинного захоронения долгоживущих РАО. Если вопрос решится положительно, в стране появится уникальный высокотехнологичный ПГЗРО, соответствующий всем международным нормам. Он позволит прекратить накопление радиоактивных отходов 1 и 2 классов, разгрузить временные хранилища РАО и обеспечить безопасное длительное хранение РАО на сотни лет.

Один из самых часто задаваемых вопросов от местных жителей и журналистов – не возводят ли вместо подземной лаборатории собственно пункт финальной изоляции РАО, чтобы начать свозить отходы на захоронение после 2025 года и когда по плану должно завершиться строительство ПИЛ? Специалисты отмечают, что это невозможно физически: необходимые для изоляции РАО элементы просто не будут готовы. Более того, ФГУП «НО РАО» не имеет лицензии на обращение на этом объекте с радиоактивными веществами и с радиоактивными отходами. В ПИЛ на начальном этапе не будет даже исследований с использованием РАО. Ученые будут использовать только имитаторы упаковок с РАО и сходные по своим миграционным свойствам нерадиоактивные вещества.

– Наша задача к первому кварталу 2026 года передать уже построенную исследовательскую лабораторию коллегам из ИБРАЭ РАН. У них срок на проведение экспериментов, подчеркиваю, – не менее пяти лет. По их истечении будет приниматься решение, необходимо продлевать эксперименты или нет, – говорит Николай Трохов.

Также представитель ФГУП «НО РАО» приводит в пример подземную исследовательскую лабораторию во Франции, где уже изучается возможность глубинного захоронения высоко- и среднеактивных долгоживущих РАО. Там период экспериментов растянулся с пяти до 16 лет и пока что продолжается. До того, как будут изучены определенные процессы, что во Франции, что в г. Железногорск ко второй очереди проекта приступать нельзя.

Об исследованиях, которые предстоит проводить в рамках ПИЛ рассказал заместитель директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН Игорь Линге (ИБРАЭ РАН будет курировать исследовательскую работу в ПИЛ).


Заместитель директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН Игорь Линге.

– Поскольку речь идет о финальной изоляции РАО 1 и 2 классов, необходимо просчитать условия на тысячи, миллионы лет вперед, – говорит представитель ИБРАЭ. – К примеру, прочность металлов и сплавов в столь далекой перспективе будет определяться деятельностью микробов, скоростью коррозий. Наша задача – изучить все эти тонкие эффекты.

Характеристики и свойства геологических пород будут изучаться на глубине 450-525 метров, а разработанные в процессе методики и технологии смогут перенять другие страны, использующие мирный атом. Поэтому за процессом реализации ПИЛ с особым интересом наблюдает весь мир.

В состав лаборатории войдут:

- поверхностная инфраструктура (здания, сооружения, объекты инженерного обеспечения);

- три вертикальных ствола глубиной по 510 м;

- горизонтальные выработки двух горизонтов общей протяженностью порядка 5000 м.

- четыре горизонтальные камерные выработки с четырьмя вертикальными скважинами в них глубиной по 75 м.

По словам Игоря Линге, план дальнейших работ по созданию ПИЛ следующий: с проходкой начнутся наблюдения за состоянием массива и интервальные исследования на определенных глубинах. Работы там будут приостанавливаться, при необходимости – буриться дополнительные скважины для получения информации. Все стволы оборудуют экспериментальными установками, связанными с гидрологическим режимом. Главное, что предстоит сделать во время проходки, – выбрать места для экспериментальных установок, потому что требования к ним предъявляются разные.

– Самый понятный тип экспериментальных установок связан с тепловыми экспериментами, – поясняет представитель ИБРАЭ РАН Игорь Линге. – Устанавливается имитатор РАО, который будет нагреваться за счет электричества. А скважины, обрамленные системами контроля, улавливают малейшие изменения. Следующая группа – гидрологические эксперименты. Здесь целый спектр инструментов, включая «памперсы»: участок проходки укладывают водопоглощающим материалом, потом снимают его и взвешивают. Групп экспериментов будет несколько, и венчает по тонкости наблюдений и кропотливости их микробиологическая группа.

В случае если после проведения всех необходимых экспериментов окажется, что строить пункт финальной изоляции РАО 1 и 2 классов нельзя, площадка Нижнеканского массива подойдет для захоронения РАО 3 и 4 классов. Подземная лаборатория при любом варианте развития событий продолжит служить научным целям.

Подводя итог обсуждения, Николай Трохов отметил, что планируемый пункт финальной изоляции РАО – уникальный объект, и если не здесь, то подобных в России, скорее всего, не будет. Игорь Линге добавил, что о масштабности проекта свидетельствуют и те ресурсы, которые были задействованы при создании стратегического мастер-плана ПИЛ.

– В этой работе участвовало около десятка различных институтов: ИГЕМ РАН (геология), ИПХФ РАН (радиохимические взаимодействия), МГУ (химфак), Геофизический центр РАН (в части геодинамики), Институт геоэкологии РАН и другие. ИБРАЭ РАН выполнял функцию координатора. Вместе мы выработали свое представление о составе экспериментов и их направлениях, но по многим позициям это только начало пути. Нам предстоит большая коллективная работа, которая будет вестись по всей стране. Но центр ее будет здесь, в г. Железногорск, на поверхности, где будут сводиться все первичные экспериментальные данные. Это невероятно интересная работа по исследованию процессов, которые и не беспокоили нас, когда мы думали только о своей жизни и жизни следующего поколения. А в рамках ПИЛ нам предстоит просчитывать последствия технологических решений на тысячу лет, даже мысль об этом поражает – подытожил Игорь Линге.

Подземная исследовательская лаборатория – проект федерального значения, и о нем нужно больше говорить на государственном уровне, считает принявший участие в техническом туре профессор, главный научный сотрудник МГУ Николай Слепцов.

– Зная другие подобные проекты, могу сказать, что этот – один из наиболее интересных. Ведь он имеет вполне реальные долговременные задачи, для его реализации привлекаются огромные силы. Поэтому важно о нем рассказывать не только в узкой среде специалистов и не только в пределах региона, – говорит эксперт.

Директор Красноярской региональной общественной экологической организации «ПЛОТИНА» Александр Колотов называет одним из преимуществ технических туров прямой диалог между общественностью и предприятиями:

– Я считаю, что такие мероприятия очень полезны, потому что позволяют познакомиться на месте с тем, что происходит, и оперативно получить ответы на вопросы, которые беспокоят местных жителей, экологические организации и СМИ.

Мэр г. Железногорск Игорь Куксин также отметил значимость проведенного технического тура:


Мэр г. Железногорск Игорь Куксин.

– Мы поддерживаем такую просветительскую деятельность, так как без открытости ни один проект в атомной отрасли не может быть правильно освещен и правильно разработан в рамках социально-коммерческого партнерства.


Руководитель центра по связям с общественностью, СМИ, международными и общественными организациями ФГУП «НО РАО» Никита Медянцев.


Пресс-подход к Николаю Трохову.


Подписание трехстороннего соглашения о сотрудничестве между НО РАО, ИБРАЭ РАН и СФУ.


Подписание трехстороннего соглашения о сотрудничестве между НО РАО, ИБРАЭ РАН и Сибирским федеральным университетом. На фото: Николай Трохов, Игорь Линге, и.о. ректора СФУ Максим Румянцев.


Подписание трехстороннего соглашения о сотрудничестве между НО РАО, ИБРАЭ РАН и СФУ.


Круглый стол с участниками технического тура.


Круглый стол с участниками технического тура.


Круглый стол с участниками технического тура.

Вернуться к списку новостей